Староство на Ошмянщине

Поселение городского типа на левом берегу реки Ошмянки  – по терминологии того времени «Новые Ошмяны» — окончательно сложилось к середине XVI века. Во второй половине этого столетия статус города был повышен до центра староства.

Староство — это административно-территориальная единица в государственных владениях Речи  Посполитой.  Существовали староства с XIV века. В  Великом Княжестве Литовском  они входили в состав поветов. Это были казённые владения, которые передавались в аренду, обычно пожизненную, частным лицам, называвшимся старостами.

IMG_3706

Староста Николай Радзивилл Рыжий. Роспись на здании кафе «Галактика».

Старосты не исполняли административно-судебные функции, они распоряжаясь доходами с имения и  выплачивали плату в государственную казну на нужды войска.

Старосту назначал король или великий князь литовский из числа наиболее богатых землевладельцев, или отличившихся на войне или государственной службе феодалов.

Ошмянское староство включало в себя не только город Ошмяны, с улицами Гольшанская, Поперечная, Святодуховская, Виленская и Жупранская, но также деревни Оляны, Гиневцы, Повяжи.

Сохранился очень краткий акт «ревизии Ошмянского староства…» 1598 года. В нем упоминается «строение дворовое…», «место Ошмяны – рынок морг один (и) 12 прутов…» (далее – перечисление поданных»). Затем описываются собственно Ошмяны. Рынок, квадратной формы, согласно инвентарю, имел площадь «1 морг и 12 прентов». От рынка начинались основные улицы города: 1) «Улица от рынка… до Жупран». С левой стороны этой улицы находилось 27 усадеб, из которых 10 не заселены. По правой стороне улицы 30 усадеб, из них 12 – не заселены.

Вся хозяйственная жизнь на данной территории находилась в руках старост, права которых, до тех пор, пока населенный пункт не получал Магдебургского права, были почти не ограничены.

Сбор торговых и иных налогов, а также надзор за выполнением других повинностей жителями городов осуществлялись старостами на основании королевских указов.

Облагались налогами и земельные участки. Жители  хутора за хорошую землю платили — 3 гроша, за плохую – 1,5 гроша, однако и после уплаты налогов  должны были предоставить ночлег для приезжих и разносить государственную почту. Те, кто платил налоги, выполнял почтовые повинности, предоставлял ночлег, других повинностей не несли.

Во время полевых работ ошмянские мещане отрабатывали 6 дней в году на жниве и совершали две поездки в Вильно на своей лошади. Кто не хотел выполнять этих обязанностей —  тот платили деньгами  (2 не отбытые поездки в Вильно стоили 5 злотых, 2 гроша, а евреи вообще освобождались от отработок, но вместо этого платили старосте по 3 злотых в год). Ошмянские мещане ремонтировали дороги и мосты, а также возили почту на расстоянии до 10 миль.

Основную налоговую тяжесть, безусловно, выдерживали на своих плечах низы тогдашнего общества – ремесленный люд и крестьяне, большинство из них находилось в крепостной зависимости.

Вторым источником пополнения доходов старосты, а, следовательно, и государства являлись торговые заведения и промышленные предприятия. Корчмы, торговавшие  мёдом и пивом, давали в королевскую казну 1 копу грошей, торговавшие водкой – 30 грошей.

Однако, староста должен был часть полученных доходов со своей вотчины отчислять и в государственную казну, причём налоговая деятельность была одной из основных у тогдашних правителей.

Были у старосты и расходы: обыкновенные и чрезвычайные, среди них годичная заработная плата  пробощу (ксендзу) – 600 злотых, ремонт и строение дорог, заработная плата служащим, а также пастухам и прислуге, но   после этих выплат оставаляь  ещё и доход – где- то около 4000 злотых.

В определённый период  особой статьёй  дохода староств стала почта. Вследствие «наивысшего указа» 24 апреля 1797  года  староста Тадеуш Котел подписал контракт с дирекцией Литвы о создании почты в Ошмянах сроком на 15 лет.  Арендатор обязан был дать помещение целому почтовому отделу и содержать служащих, а также  имел предписанные законом доходы, а именно: по 2 польских злотых за каждого коня,  взнос за каждую станцию — 2 злотых,  за бричку – 1,5 злотых.  Ошмянская  почта, содержащаяся Котелом, в первые месяцы дала дохода 1,423 злотых, но и на расходы ушло 1,105 злотых. 

Ошмянский староста был не только государственным представителем, но и частным владельцем. Ему принадлежали дома, площади, притом эти владения освобождались от всяких налогов.

Резиденция старосты находилось в центре города, возле парафиального костёла и называлась «замком». Кроме дома у старосты  имелся флигель, в котором помещалась кухня, кладовая, каморки. Между флигелем  и резиденцией был построен  навес, под которым находились винный погреб, мясной склад, сушилка и солодильня. За оградой «дворца» возвышались хозяйственные помещения, а над речкой Ошмянкой – бровар.

В «замке» старосты  был управляющий, он обязан был зорко охранять недвижимое и движимое имущество, платить ремесленникам и производить ремонт помещений. В его обязанности также  входило досматривать здание, где проходили сеймики, суды или другие съезды.

Вот как описывается двор старосты по «Инвентарю г. Ошмяны и Ошмянской волости  датируемый 1637 годом»: «Двор был огражден «хворостом». Со двора ворота большие калитка.. те ворота драницами побиты. Въехав во двор,  по левой стороне светлица старая….  По этой же стороне двора «дом новопостроенный». В нем большая светлица в 4 окна. «В этой же доме имелись сени и камора. Еще один «домик» стоял напротив ворот. С этой стороны двора находилась «клеть». Напротив ворот каменный погреб… крыт соломой». Далее на дворе «за пивнецей» старая кухня «крыта дранкой… стол в ней дубовый». За двором «лазня с сенями над рекой Ошмяной…».

В инвентаре 1789 года двор старосты  описывается уже по-другому: «Идя с рынка в замок ворота двойные с двумя калитками, правая наглухо забита». Двор был огражден забором из толстых дубовых досок, вверху с деревянной решеткой. С левой стороны двора находился деревянный «дворец». Справа от дворца находился «флигель» балясок на фасаде. В нем «судная изба». Рядом находился другой «флигель», в котором размещалась кухня с пекарней, изба эконома, коморы и чуланы. Далее назван сеймиковый «сарай» (навес), старый, требующий ремонта, без окон и дверей. В нем размещались вокруг внутренних стен в 3 ряда «лавы» и огромный стол посередине. На старостинском дворе были также разные хозяйственные постройки: погреб, амбар, «бровар», «воловня», «солодовия».

Недалеко от рынка находилась корчма старосты, которая считалась  самой лучшей не только в старостве, но и в повете. Она размещалась у самого рынка, недалеко от новой церкви, построенной на фундаменте бывшего доминиканского костёла.                                                                                                    

Было у старосты и своё имение, которое находилось в д. Святой Дух (ныне д. Будёновка). Староста получал его от своего предшественника, а затем оно передавалось по наследству – от отца к сыну и т.д.

 Ошмянское  староство  несколько раз  отдавалось в аренду полностью или частично,  также проводился его  раздел. При окончательном разделе староства город  перешёл во владение магистрата, а деревни были отданы во власть государству.

После  ряда  административных  преобразований  в  18 веке  Ошмянское  староство  было отдано в 25-летнюю аренду генерал-майору Кончалову. Им были приняты меры по благоустройству города: реставрирована Ратуша, начато строительство кирпичного здания для хранения архива, построена тюрьма.

Ошмянское староство  просуществовало почти 300 лет (1569-1847). По подсчёту Чеслава Янковского им  управляло 36 старост. Этот пост занимали представители крупнейших магнатских родов: Радзивиллы, Сапеги, Зеновичи, Огинские и многие другие.

Ирина БУСЛОВИЧ,

 научный сотрудник Ошмянского краеведческого  музея имени Ф.К. Богушевича

ФОТО Светланы МУЦЯНСКОЙ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Пока нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

language / язык

Афіша

Афіша
Афіша

Мы на Одноклассниках

Афіша